Курсовая работа: Трансграничная преступность в зоне российско-китайской границы

Заказ 143

Цена полной версии курсовой: 900 рублей

ПЛАН

Введение

  1. Социально — экономические условия возникновения преступности в зоне российско-китайской границы

1.1 Пограничный вопрос в российско-китайских взаимоотношениях

1.2 История преступность в зоне российско-китайской границы

  1. Трансграничная преступность в зоне российско-китайской границы

2.1 Основные тенденции проявления транснациональной преступности

2.2 Специфические направления преступной деятельности китайских преступных организаций

  1. Современные аспекты преступности в зоне границы

Заключение

Список использованной литературы

Введение

 

Актуальность темы.

Открытость и даже прозрачность границ в совокупности с перенаселенностью приграничных с Россией провинций Китая явилась одним из факторов, стимулировавших рост преступности в зоне российско-китайской границы. И как следствие образование этнических криминальных структур, основной специализацией которых является грабеж и вымогательство у соотечественников, занимающихся бизнесом, а также контрабанда.

Хотя признаки того, что в Россию действительно пришли китайские преступные сообщества, относятся к середине 90-х годов, когда легальный и нелегальный оборот в секторах экономики, связанных с деятельностью выходцев из Китая достиг существенных объемов. На этот же период времени приходится и «разграничение» деятельности российских и китайских криминальных сообществ и налаживание между ними тесного сотрудничества.

Стремительные темпы усиления могущества китайских преступных группировок на территории России (особенно в приграничной зоне), можно объяснить только тем, что наиболее известные из них, в том числе — триады, существуют уже более 300 лет. Со временем они достигли такого могущества, что контролируют практически всю криминальную деятельность в регионе Юго-восточной Азии[2, с. 46].

Помимо хорошо отлаженной организационной структуры, высокой степени конспирации и многолетнего опыта ведения преступной деятельности на территории наиболее развитых стран, они обладали главным — колоссальными финансовыми ресурсами, без которых немыслимо совершение широкомасштабных транснациональных операций, таких как контрабанда товаров широкого потребления или нелегальный вывоз сырьевых ресурсов. Именно мощную финансовую поддержку следует считать еще одним из факторов, способствующих быстрому становлению китайской организованной преступности на территории России.

Все это происходило на фоне резкого сокращения объема инвестиций в экономику России в 90-х годах 20-го века, что фактически привело к началу распада производственного и научно-технического потенциала страны и свертыванию промышленного производства. Особенно пострадали высокотехнологические производства — приборостроение, электроника и микроэлектроника, а также предприятия легкой промышленности. Удорожание себестоимости и снижение уровня конкурентоспособности товаров, производимых российскими предприятиями в условиях становления рыночных форм хозяйствования привели к изменению структуры промышленного производства в сторону преобладания добывающей промышленности над обрабатывающей, что естественным образом проявилось и во внешнеэкономической деятельности. В экспорте из России обозначилось преобладание сырьевой составляющей. На топливо, сырье, продукты их переработки приходится более 80% экспорта в зарубежные страны[2, с. 57].

Отмеченные тенденции развития национальной экономики и обусловили т.н. «российскую» специфику деятельности китайской организованной преступности взявшей под свой контроль нелегальный вывоз из страны сырьевых ресурсов и наладивших в условиях образовавшейся (из-за закрытия большинства российских предприятий легкой промышленности) ниши, контрабандные каналы поставки товаров широкого потребления.

Высокая степень криминализации экономики и коррумпированность государственных служащих, часть из которых сами оказались замешанными в той или иной форме преступной деятельности, выступили одним из основополагающих факторов, способствовавших активизации транснациональной китайской этнической преступности на территории России.

Еще одним из факторов, способствующих укреплению китайской организованной преступности в зоне российско-китайской границы, является неадекватная оценка данной проблемы и как следствие непринятие со стороны высших органов государственной власти адекватных мер по ее локализации, а также недостаточный уровень международного сотрудничества в названной сфере, в первую очередь между КНР и Российской Федерации.

Проведенные исследования характерных особенностей функционирования китайских этнических преступных на территории Российской Федерации и факторов, способствующих их укреплению, позволяет, с одной стороны сделать вывод о реальности угрозы национальной безопасности России со стороны китайской организованной преступности, прежде всего в экономической (незаконный вывоз сырья и стратегических ресурсов; наводнение страны контрабандными товарами широкого потребления), в политической (установление тесных связей с коррумпированными чиновниками и проникновение таким образом в правоохранительные структуры, органы власти и управления) и социальной сферах (сращивание с российскими ОПГ, осложнение криминогенной обстановки, усиление социальной напряженности и т.п.), а с другой — выделить некоторые проблемы и выработать предложения по снижению активности китайских преступных группировок[3, с. 65].

В силу самой своей природы преступные организации подрывают гражданское общество, обостряют напряженность во внутренней политике и создают угрозу для нормального функционирования государственного управления и поддержания правопорядка. Их деятельность особенно опасна, если правительство ослаблено или является нестабильным.

Выбранная тема является, несомненно, актуальной, теоретически и практически значимой.

Объект исследования – преступления совершаемые в зоне российско-китайской границы

Предмет исследования – социально-правовая характеристика трансграничной преступности, признаки и обстоятельства которые ей способствуют

Цель работы — рассмотреть особенности трансграничной преступность в зоне российско-китайской границы.

Задачи:

  1. Рассмотреть историю возникновения организованной трансграничной преступности;
  2. Изучить особенности этнических преступных сообществ.
  3. Показать состояние организованной преступности в зоне российско-китайской границы

Методологическую основу исследования составили следующие методы научного познания: формально-юридический, логический, исторический, социологический, сравнительно-правовой и др.

 

  1. Социально — экономические условия возникновения преступности в зоне российско-китайской границы

1.1 Пограничный вопрос в российско-китайских взаимоотношениях

 

Любое организованное общество существует на определенной территории, функционирование и безопасность которого регулируется государством. Однако неприкосновенность, целостность и безопасность территории страны могут быть обеспечены лишь в том случае, если границы территории четко маркированы и признаются не только этим государством, но и всем мировым сообществом. Отсутствие официально оформленного размежевания рано или поздно приводят к спорам и разногласиям между сопредельными странами. На протяжении всей мировой истории конфликты и разногласия по поводу размежевания границ были и остаются одной из самых важных проблем для любого независимого государства.

Изначально Россию и Китай разделяли огромные территории, малозаселенные или вовсе пустынные. Северной границей Китая являлась Великая Китайская стена, находящаяся на расстоянии более тысячи километров от нынешней границы. Разумеется, в те времена китайцы и думать не могли о том, что граница когда-нибудь выдвинется так далеко на север. Между Амуром и Уссури и Великой стеной жили воинственные маньчжуры, этнически далекие от коренных китайцев – ханьцев[4, с. 74].

Первые русские появились в Приамурье в XVII веке. Тогда к югу от Амура и Уссури лежало отдельное Манчжурское государство, правителям которого не особо понравилась активность неведомых пришельцев, и в том же веке манчжуры совершили несколько походов против русских поселенцев на северных берегах и даже на какое-то время оккупировали эту территорию. Впрочем, ненадолго: смысла удерживать таежные берега рек не было, к тому же вскоре началась война с Китаем, которую манчжуры выиграли, взяв в 1644 году Пекин и посадив на престол новую династию – Цин. Манчжурия органично влилась в состав Поднебесной на правах, как мы бы сказали сейчас, автономного района: китайцам, скажем, запрещалось селиться и заниматься сельским хозяйством на территории Манчжурии. Таким образом, к середине XVII века граница Китая довольно оригинальным образом расширилась до рек Амур и Уссури; но там китайцы столкнулись с новыми русскими поселенцами. Именно с этого момента и берет начало «пограничная эпопея» между Россией и Китаем, тянущаяся и по сей день. В ходе долгой истории установления границ было принято более сорока документов, регламентирующих статус границы, но лишь пять из них имели серьезные последствия.

Нерчинский договор (27 августа 1689 г.) – первый договор между Россией и Китаем, приблизительно установивший границы государств. В этот договор были включены пункты, устанавливавшие основные принципы торговли и определявшие порядок дипломатических связей. В соответствии с данным договором Россия уступила Китаю Амурскую область. Не от хорошей жизни, разумеется – небольшое русское посольство и отряд охраны в несколько сотен человек был окружен многотысячным войском. Этот договор, однако, является знаковым моментом в нашей истории – именно с этого момента Россия начала активную торговлю с Китаем, обменивая деньги и товары своего экспорта на чай, шелк и фарфор.

Буринский договор (20 августа 1727 г.) – определил границу от перевала Шабин-Дабат (Западные Саяны) до р. Аргунь.

Кяхтинский договор(21 октября 1727 г.). Он зафиксировал соглашение о торговле и границах. Уточнил границу, установил порядок контактов властей приграничных регионов. В этом договоре были определены пункты для торговли на границе. Также, согласно данному соглашению, один раз в три года русский караван мог приходить в Пекин. Русская духовная миссия в Пекине получила статус неофициального постоянного представительства.

Айгунский договор (16 мая 1858 г.) – по этому договору Россия получила обратно Амурскую область. К России отошли территории по левому берегу Амура, от р. Аргунь и до Охотского моря. Уссурийский край, согласно этому договору, являлся совместным владением России и Китая. Амур, Сунгари и Уссури были открыты для свободного плавания русских и китайских судов. Договор был заключен после переговоров между генерал-губернатором Восточной Сибири Н.Н. Муравьевым и Хуа Шанем, представителем императора Китая. Ситуация чем-то напоминала ту, что сложилась при подписании Нерчинского договора: разумеется, никто Хуа Шаню не угрожал, но внутри Китая в этот момент бушевало тайпинское восстание, к тому же Китай вел тяжелейшую Вторую опиумную войну; через четыре дня после подписания договора англичане и французы захватили крепость Дагу и порт Тяньцзинь. В подобных условиях – терпя непрерывные поражения – Китай рисковал получить еще один военный конфликт – на севере. Китайцы предпочли откупиться.

Пекинский договор (2 ноября 1860 г.) окончательно определил русско-китайскую границу, дополнив, таким образом, Айгунский договор. Восточная граница между двумя странами устанавливалась по рекам Амуру, Уссури, Сунгаче. В договоре было зафиксировано, что Амурский и Уссурийский края являются владением России. С русской стороны миссию возглавлял граф Н.П. Игнатьев, с китайской – «принц Гун по имени И Син». Сперва китайцы вели себя довольно вызывающе – англичане и французы были отброшены, казалось, Китай оправился от удара; но вскоре Дагу и Тяньцзинь были снова взяты, захвачены Далянь и Яньтай, а возле Пекина англо-французская армия разгромила шестидесятитысячную манчжурскую конную армию. В октябре Пекин был взят, и китайцы поспешили с договором. К договору прилагался протокол с картой, подписанной русскими и китайцами – П. Козакевичем, К. Бугодосским, Чен Ци и Цзин Чунем. На этой карте граница (т.н. «красная черта») проведена по китайскому берегу Амура и Уссури и по протоке Казакевича, то есть реки полностью принадлежали Российской империи[5, с. 68].

Российская империя и Циньская империя вступили в 20 век как два соседних государства. Между ними образовалась самая длинная граница в мире общей протяженностью более десяти тысяч километров, протянувшаяся от точки границы Китая, России и Афганистана до пункта соседствования Кореи, России и Китая.

Вопрос о юридической основе общей границы был весьма непростым. Конечно, обе стороны подписывали множество договоров, относительно расположения границы. Однако подспудно назревали конфликты, касающиеся и территориального размежевания, и характера договоров. Процесс формирования общей границы был очень долгим. При этом военные столкновения хотя и были, однако носили весьма локальный характер, при этом они, естественно, отразились на формировании границы в какой-то степени, но решающего характера не приобрели, а полномасштабных, крупных войн наши государства не вели. Поэтому вопросы о границе решались путем проведение переговоров и подписания в результате договоров и соглашений. В ходе истории российско-китайская граница была определена соответствующими юридическими договорами: Нерчинским 1689 г., Айгунским и Тянцзинским 1858 г., Пекинским 1860 г., Петербургским 1881г., Цицикарским 1911 г. Существование и бережное сохранение российско-китайской границы, ее безусловное уважение, безоговорочное признание договорных актов, лежащих в основе определения линии прохождения границы, было и остается основой добрососедских отношений между нашими странами. Именно такое понимание вопроса о границе отвечало и отвечает коренным национальным интересам России и Китая. Конечно, несовершенство знаний во времена, когда подписывались соответствующие договорные документы, неисследованность географии некоторых районов, да и другие обстоятельства давали основания для того, чтобы с течением времени уточнять линию прохождения границы на новой основе. Граница представала сложноорганизованной структурой, неким организмом, который требовал постоянного внимания, бережности и заботы. Однако необходимо повторить, что с точки зрения юридической ее основы не было и нет поводов говорить о существовании территориальной проблемы или проблемы границы между нашими двумя странами. Так выглядела и выглядит картина, если исходить из норм международного права, основываться на договорных документах о границе и признавать их обязательность для обеих подписавших их сторон[6, с. 73].

Однако с распадом СССР и окончанием холодной войны была обозначена новая веха русско-китайских отношений. Необходимость формирования принципиально новой границы межу Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой привело правительство этих стран за стол переговоров. Задача формирования русско-китайской границы была одной из важнейших задач нового российского правительства.

1.2 История преступность в зоне российско-китайской границы

 

Процесс возникновения трансграничной преступности в зоне российско-китайской границы имеет некоторую историю, в которой вырисовываются отдельные этапы развития этого явления, представляющего собой динамичный, стремительно развивающийся процесс. На него оказывают влияние множество разнообразных факторов, порожденных изменениями социально-экономических условий как России, так и Китая.

Заключение

 

Проблема преступной деятельности китайских преступных организаций на в зоне границы а также на территории Российской Федерации, ее влияние на криминальную ситуацию в стране и в отдельных регионах на сегодняшней день пока не нашла достаточного освещения в трудах отечественных ученых. В то время, как эта проблема становится все более актуальной.

Известно, что контрабанда и другие экономические преступления и коммерческие правонарушения, порожденные стремлением заинтересованных лиц обойти установленный порядок перемещения товаров через границу, уходят корнями в далекое прошлое, а арсенал ухищрений и изощренных тайных методов и приемов их применения неисчерпаем и постоянно пополняется.

Рассмотренные транснациональные проявления китайской организованной преступности наглядно свидетельствуют, что она по существу превращается в реальную угрозу национальной безопасности Российской Федерации, экономика которой пока еще находится в стадии переходного периода.

Развитию трансграничной преступности в зоне русско-китайской границы способствует:

  1. Географический фактор, выражавшийся в большой протяженности границы, труднопроходимой местности.
  2. Теневой характер китайской и российской торговли в регионе, готовность предпринимателей финансировать преступную деятельность преступных групп.
  3. Неспособность российских властей наладить оперативно-розыскную работу в китайском преступном мире и прогнозировать динамику преступности.

 

Вместе с тем, следует иметь в виду, что дальнейшее пренебрежение к проблеме формирования китайских этнических преступных групп, уход от ее решения в настоящий момент приведет к тотальной криминализации иммигрантских сообществ, их полной непроницаемости для властей, коррумпированием представителей последних, работающих в окружении диаспор, огромными потерями госбюджета от недополученных налогов и сборов, утечке капиталов, деформации рынка труда и многому другому.

В этой связи в качестве дополнительных мер, направленных на локализацию вышеназванной угрозы, предлагается следующее:

  • наряду с существующей практикой осуществить переход работы правоохранительных органов к тотальным долгосрочным операциям, предусматривающим четкую координацию действий разных ведомств, направленных на решение конкретных задач в пределах их компетенции;
  • в целях обеспечения мониторинга за состоянием и тенденциями развития китайской организованной преступностью шире привлекать российских ученых и специалистов для фундаментальных аналитических исследований, проводимых по заказу федеральных органов исполнительной или законодательной власти;
  • ужесточить контроль за легальностью происхождения капитала иностранных (китайских) компаний, подающих заявки за участие в аукционах на аренду лесных угодий и разработку полезных ископаемых;

 

Список использованной литературы

 

  1. Таможенный кодекс Российской Федерации от 28 мая 2003 г.
  2. Азиатско-тихоокеанский регион в условиях глобализации. Тематический сборник. М.; 2001.- 320с.
  3. Андрианов, В.Д. Российский дальний восток и северо-восточная Азия: проблемы экономического сотрудничества / Андрианов, В.Д. М.; 1998.- 273с.
  4. Бурый, А. Реформы на Дальнем Востоке и развитие международного сотрудничества. / А. Бурый // «Проблемы Дальнего Востока». 1996. – 120 с.
  5. Галичанин, Е.Н. Дальний восток в евразийском пространстве / Е.Н. Галичанин, М.; 2000.- 436с.
  6. Ишаев, В.И. Международное сотрудничество региональный аспект / В.И. Ишаев М.; 1999.- 473с.
  7. Кондрашова, Л. Ма, Вэньцзе, КНР: выбор региональных приоритетов /Л. Кондрашова, Ма, Вэньцзе // «Проблемы Дальнего Востока» 2005.- 120 с.
  8. Международное экономическое сотрудничество в Восточной Азии / под ред. Адмидина А.Г.. Владивосток 1998, 320с.
  9. Минакир П.А. Региональная экономическая политика. Стратегия Развития Дальневосточного региона. — Хабаровск: ИЭИ ДВО РАН, 1997. 128 с.
  10. Нырова, Н. Китайские компании приграничной торговли и их место в международной преступной деятельности / Н. Нырова // «Проблемы Дальнего Востока» 2004 г.- 112 с.
  11. Пивоварова, Э. Реально оценивать современную социально-экономическую ситуацию в КНР Э. Пивоварова // «Проблемы Дальнего Востока» 2005.- 130 с.
  12. Рогачев, И. Пятьдесят пять лет отношений с новым Китаем — к укреплению добрососедства, партнерства и взаимодействия / И. Рогачев // «Проблемы Дальнего Востока» 2004 г.- 85 с.
  13. Россия лицом к Азии / РАИ, Институт Дальнего Востока, М.Л. Титаренко М: изд. «Республика», 1998. — 320 с.
  14. Чиркин, А.Б. Региональная политика России на Дальнем Востоке (экономический аспект) и ее влияние на развитие международных отношений / А.Б. Чиркин М.; 1998.- 387с.
  15. Чтан, Цзяньжун Анализ явлений серого бизнеса в народной торговле между Россией и Китаем (комментарий Я.М. Бергера) / Чтане Цзяньжун // «Проблемы Дальнего Востока» 2005 г. – 120 с.
  16. Шкуркин, А.М. Дальневосточный рынок труда как фактор китайской трудовой миграции / А.М. Шкуркин // Перспективы Дальневосточного региона: китайский фактор. Материалы конференции 28 июня 1999 г. в г. Владивостоке. М.: Московский Центр Карнеги, 1999. — 170с. 17. Российское приморье и Северо-восточный Китай / А. Юданов // «Мировая экономика и международные отношения» 2004 г.- 135 с.
  17. http://china.polpred.ru/
  18. h t t p : / / www.fegi.ru
  19. 20. http://asia-business.ru/analit/7.shtml